Симен Йохан прославился в начале 1990-х годов благодаря жутковатым изображениям детей, которые были составлены при помощи цифровых технологий из фрагментов разных лиц и тел, включая части тела самого художника. Йохан одним из первых начал совмещать манипуляции на компьютере с традиционной техникой фотопечати, тем самым открыв новые горизонты в фотоискусстве. С тех пор он развивает гибридную форму визуального повествования, используя сделанные им фотографии животных и пейзажей для построения концептуальных композиций, которые напоминают живопись и сцены из фильмов.

В 1992 году Йохан переехал в Нью-Йорк, где пошел учиться на кинорежиссера в Колледж изобразительных искусств. Он попал под сильное влияние работ таких режиссеров, как Стэнли Кубрик, Дэвид Кроненберг и Дэвид Линч, чьи фильмы «переносили [его] в странные места, полные тревоги и психологического напряжения; их киноленты не только развлекали, но и обнажали правду о многогранности жизни, людей и мира». Кинематографический подход и по сей день виден в работах художника: он умело использует драматический накал, атмосферу и символы, чтобы донести до зрителя свои идеи.

Йохан путешествует по всему миру, чтобы запечатлеть образы, которые затем использует в своих картинах. Вдохновение может посетить его где угодно: в местном зоопарке, джунглях Коста-Рики или среди лавовых полей Исландии. Затем бесконечные часы уходят на то, чтобы составить из сделанных в дальних странах снимков цельные композиции. Смотря на работы Йохана, мы не можем понять, существуют ли эти места на самом деле, и это вызывает в нас беспокойство.

На этой выставке мы видим голубей, которые, подобно мотылькам (или ангелам?), летят к свету; зебр, прекрасно маскирующихся под пальмы, хотя те и не растут в их естественной среде обитания; вход в пещеру, который обычно символизирует неизвестность, но стоит сделать негативный отпечаток снимка, и перед нами олицетворение просветления.

Работы Йохана повествуют о поэзии отношений и неожиданных поворотах, которые они таят в себе. Его творчество служит свидетельством того, что суть бытия иллюзорна и многогранна. Йохан делится с нами своими наблюдениями, но одновременно с этим нам кажется, что он чего-то не договаривает; его образы манят, и в то же время от них исходит опасность; нам сложно разобраться, где правда, а где вымысел. Все это создает напряжение, за счет которого картины Йохана обретают форму. Переплетение эмоциональных состояний, живых существ и пейзажей предстает перед зрителем в виде картин практически в натуральную величину, что усиливает эффект присутствия. 

Об оригинальном названии выставки The Kingdom Comes (в переводе с английского — «Да приидет Царствие Твое») Йохан говорит следующее: «Оно отсылает не столько к библейскому тексту и царствам живой природы, сколько к фантазиям человека о том, что однажды каким-то неведомым образом жизнь станет раем. Мы получим ответы на вопросы, кто мы и что мы здесь делаем, и благодаря этому обретем смысл существования. Пока же в своем творчестве я отталкиваюсь от реальности, которую нам до конца не понять, и изображаю “жизнедеятельность” как базирующийся на эмоциях процесс, которым правят неизвестность, страсти и иллюзии».

Йохан родился в 1973 году в Киркенесе на северо-востоке Норвегии, рос на юге Швеции. Сейчас живет и работает в Нью-Йорке. Это первая выставка Йохана в Эстонии.